четверг, 12 апреля 2012 г.

Александр Измайлов: Исследование нейтринных осцилляций в ускорительных экспериментах. Последние результаты эксперимента Т2К (Tokai-to-Kamioka)


Александр начал с общего введения о том, почему интересно изучать нейтринные осцилляции. Было представлено подробное историческое введение, начиная с экспериментального изучения бэта-распада Чадвиком в 1914 г., и заканчивая регистрацией тау-нейтрино в 2000 г. Александр рассказал, что на данный момент экспериментально доказано, что существует только три вида нейтрино: электронное, мюонное и тау-нейтрино, причем они не совпадают со своими античастицами. Стандартная модель предполагает наличие нулевых масс у нейтрино. В ситуации, когда нейтрино имеют конечные массы, возможны нейтринные осцилляции (переходы между различными типами нейтрино). Солнце является источником электронных нейтрино, которые были впервые зарегистрированы в 1968 г.  Оказалось, что поток электронных нейтрино был меньше, чем предсказывалось теорией. Одним из возможных объяснений этого эффекта как раз и являются нейтринные осцилляции. Исследования с атмосферными нейтрино, нейтрино из ускорителей и нейтрино из реакторов позволило экспериментально подтвердить  
наличие нейтринных осцилляций и измерить все углы смешивания, кроме угла theta_13, который определяет превращение мюонных нейтрино в электронные. Если эта величина комплексна, то это означает нарушение CP инвариантности в лептонном секторе. Эксперимент Т2К был нацелен на измерение theta_13. 
Результаты Т2К дали оценку 0.16 для значение theta_13. Результаты других коллабораций подтверждают эту оценку.  

Антон Щепетильников: Исследования анизотропии g-фактора электронов в GaAs/AlGaAs гетероструктурах посредством методики ЭПР


Антон начал свой доклад с объяснения устройства двумерной электронной системы в гетероструктуре  и в квантовой яме. Дальше были охарактеризованы параметры исследованных образцов. У них была достаточно высокая подвижность, порядка 10^6 см^2/В с, а электронная концентрация изменялась от одной до нескольких единиц на 10^11 см^-2.  Цель представленной работы это измерение g-фактора, который в данном случае определяется как коэффициент пропорциональности между магнитным полем и спиновым расщеплением (с точностью до магнетона Бора). Затем было объяснено явление электронного парамагнитного резонанса (ЭПР) в присутствие перпендикулярного магнитного поля. Идея измерения ЭПР в двумерном газе, связана с сильной чувствительностью проводимости к облучению излучением. Основная сложность состоит в установлении положения пика, соответствующего переходу квазичастицы с одного уровня Ландау на другой с переворотом спина, в зависимости продольного сопротивления от магнитного поля. Это место вызвало достаточно бурную дискуссию. Антон объяснил, что пик идентифицируется по зависимости положения от частоты излучения. Любопытной особенностью изучаемой системы было наличие зависимости g-фактора от магнитного поля, связанное с отличием спектра квазичастиц от квадратичного. Основной результат Антона состоит в том, что была аккуратно измерена зависимость g-фактора от направления магнитного поля относительно кристаллических осей. Отметим, что g-фактор определялся как отношение зеемановского расщепления к циклотрнной частоте. Тонкий вопрос, который задавался, но остался без ответа, состоит в том почему в присутствие перпендикулярного магнитного поля g-фактор в двумерной системе GaAs/GaAlAs остается таким же как в случае без магнитного поля. 

Четвёртое заседание

В четверг 12 апреля 2012 года состоялось четвертое заседание семинара. pdf-файлы презентаций докладов можно на найти на сайте семинаре http://sites.google.com/site/youngresearchersseminar или по прямым ссылкам

2012_04_12_Anton_Shchepetilnikov

2012_04_12_Alexander_Izmailov